среда, 26 июля 2017 г.

«Молодость моя»: КНУ возле ВДНХ

ALMA MATER. Это словосочетание в переводе с латинского буквально означает «мать-кормилица». Называют так чаще всего учебное заведение, в котором человек получал образование – «духовную пищу».
Моей якобы духовной кормилицей (кормильцем) являлся Факультет кибернетики Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. Якобы – потому что буквально с первых дней обучения поняла: кибернетика – это НЕ МОЁ. До сих пор сводит челюсти от названий предметов, а уж о чём они были – не мне судить. Дискретная математика, Дифференциальные уравнения, Математический анализ, Теория вероятностей – жуть и жесть в одном флаконе! Тем не менее я упорно довела начатое до конца - то есть доучилась, и даже на пятом курсе стала отличницей, сдала всю сессию на «отлично», за госэкзамен и защиту диплома так же получила высший балл. Да-да, я хвастаюсь! В других ВУЗах, возможно, это само собой разумеется, но у нас учиться было ой как не просто – не один раз практически всем курсом оставались на переэкзаменовку. Или вообще не допускались к сессии в связи с не сдачей зачётов. Получить отметку «удовлетворительно» иногда считалось просто мечтой – три балла не были зазорными. И это при том, что я, например, закончила школу с серебряной медалью, моя «фронтовая подруга» сокурсница Леся – с золотой, а многие из студентов были и вовсе выпускники физико-математического лицея. Не считаю, что такая ситуация правильная - наверное, у преподавательского состава было всё-таки предвзятое отношение к нам, некоторые словно гордились количеством пересдающих студентов. Например, на пересдачу зачета по философии я простояла в очереди несколько дней – отмечалась, как в мебельном магазине в эпоху советского тотального дефицита! Преподаватель принимал всего несколько часов в день, кто не успел получить аудиенцию – записывались на листик «на завтра». 31 декабря 1992 года мы покинули стены университета в 20.00 - без зачёта, и записались на утро 2 января!
Словом, обучение вспоминаю, как армию - было тяжело! А закончив, я ни дня не проработала по специальности - получив диплом, облегчённо вздохнула и радостно засунула его в тумбочку.

Но я отвлеклась. Ведь рассказать хотела совсем не о себе и не о своём обучении. А о месте, где всё это происходило – «новых» корпусах киевского университета, расположенных у Выставки-Экспоцентра.

Завершив учёбу в далёком 1995 году, я практически ни разу после этого не была у своей АЛМА МАТЕР (при том, что живу совсем рядом, да и работала долгое время в двух шагах от места бывшей учёбы). И вот совсем недавно я вновь оказалась у своих университетских корпусов - без дела, просто прогуливалась там. И поразилась – как всё поменялось! Захотелось подробнее узнать, как строились эти корпуса, когда создавался этот студенческий комплекс – ведь он расположен достаточно далеко от своего старшего собрата. Центральный старинный Красный корпус университета, безусловная гордость Киева и его визитная карточка находится в самом сердце столицы Украины. И именно и-за такого своего «центрального» расположения к середине ХХ века он уже никак не мог расширяться - застройка в центре Киева была достаточно плотной и возведение новых корпусов рядом стало совершенно невозможным. А факультеты создавались – наука в те времена рвалась вперёд стремительными темпами. Чего стоит один только мой факультет кибернетики! Ведь в Киеве в ту эпоху была создана первая в СССР Электронно-Вычислительная Машина! В связи с таким «прорывом» возникла резкая потребность в профильных специалистах, и именно в Киеве, опять же, первым в СССР был образован соответствующий факультет – в мае 1969 года подписан Приказ о создании Факультета кибернетики.
Красный корпус университета – расположен в центре Киева

Новые только лишь созданные факультеты и институты нужно было где-то расселить, и для этих целей была выбрана южная окраина города. Университету под строительство кампуса была выделена огромная территория – около 118 гектар с планом освоения её в течении 20 лет.
Первыми в этом районе на улице Ломоносова появились студенческие общежития – их построили в 50-60-х годах. К слову, общежития моего и соседних факультетов расположены вовсе не здесь, а на улице Сеченова.

После «гостиниц для студентов» начали возводиться корпуса – и первым в 1968 году было завершено строительство здания по улице Васильковской, в котором ныне размещается геологический (совместно с экономическим) факультет. Здесь есть даже собственный Геологический музей – интересно, пускают ли в него посторонних? Авторами здания являются архитекторы Лев Бенционович Каток и А.А. Дубинская, инженер Виктор Борисович Галимский. Я всегда стараюсь узнать более подробно о «градостроителях» – тогда дома, построенные ими, мимо которых вроде бы проходил сто раз, становятся словно ближе и роднее, как старые знакомые. Так, Каток в своё время участвовал в восстановлении послевоенного Крещатика – по его проекту «остов» разрушенной гостиницы «Континенталь» был перестроен в Консерваторию. Он же участвовал в проектировке КИСИ и других известных зданий Киева. Дубинская проектировала Воскресенку и Минский массив, к сожалению, более детальной информации про неё не нашла - даже не могу расшифровать инициалы.
Затем рядом с геологией, вторым построенным корпусом было возведено десятиэтажное здание, принадлежащее сейчас экономическому факультету – их основной корпус. В этот же период был завершён и корпус Кафедры ядерной физики. В нём есть наибольший в бывшем СССР бетатрон (ускоритель электронов), на целых 50 МэВ. Полезнейшая, наверное, вещь!

А затем была построена моя АЛМА МАТЕР – корпуса, в которых училась я – физического, радиофизического, механико-математического факультетов и – кибернетики. Родными считаю все – в каждом была на лекциях или лабораторных занятиях.
 "Мои" корпуса - сразу же после постройки (фото позаимствовала в интернете)
 
 
А это теперишняя панорама - сравните фон! Вместо зелени и пустыря - каменные джунгли!

Перед более подробным рассказом о них хочу напомнить местную очень популярную легенду. Мне она вспомнилась после прочтения строк на сайте «Заметкин»: «Здания факультетов отлично построены с точки зрения температурных режимов – летом в аудиториях прохладно, а зимой – ТЕПЛО…». Ха-ха-ха!!! В нынешнее время журналисты и блогеры передирают другу у друга текст, не вдумываясь и ничего не перепроверяя! Впрочем, что это я бурчу, ведь и сама не знаю, как там сейчас, очень даже может быть «зимой тепло». Но во времена, когда училась, главный миф этих корпусов и состоял именно в пресловутых «температурных режимах». На счёт прохлады летом ничего не могу сказать – летом у студентов каникулы. А вот зимой в корпусах был такой «дубарь», что именно о нём и слагали легенды - с первым понижением температуры внутри становилось холоднее, чем снаружи. На лекциях все сидели в шубах и пальто, к концу занятий напяливая на себя уже шапки и варежки. Клацая зубами от холода, старожилы и передавали из уст в уста новичкам байку, сложенную годами - якобы эти корпуса были построены знойными кубинцами (вьетнамцами, китайцами – у каждого своя версия), которые не знают, что такое «зима». Второй вариант – проект зданий изначально предполагался для строительства на дружественной Союзу Кубе (Вьетнаме, Китае – соответственно), но что-то там незаладилось, и построили у нас.
Оба варианта неверные. На самом деле большие лекционные залы должны были по проекту обогреваться новаторской системой-«воздуходуйкой» типа современного кондиционирования-вентилирования, но почему-то этот вопрос технически правильно не был введён в эксплуатацию. А создавали университет УКРАИНЦЫ для УКРАИНЦЕВ – никаких южных гостей. Группа видных архитекторов того времени разработала целый генеральный план застройки оставшейся территории для студенческого городка. Это Михаил Петрович Будиловский, Вадим Евстафьевич Ладный, Владимир Евпатиевич Коломиец и инженер В.Я.Дризо. Как всегда, перечислю дополнительно самые видные их работы: Будиловский создавал экспериментальный микрорайон на Оболони, Ладный спроектировал Русановку на намывных песках, Речной вокзал и здание Главпочтампа на Крещатике, Коломиец работал по созданию Троещины и Библиотеки Вернадского.
Их план по созданию кампуса был грандиознейший – у нас должен был появиться Город в Городе: учебные корпуса, здание ректората, спортивный комплекс, библиотека, торгово-бытовой комплекс (что-то типа Дома быта), студенческий клуб, ряд научно-исследовательских институтов и даже ботанический сад! Проспект 40-летия Октября (нынешний Глушкова) в районе Выставки по задумке авторов должен был уходить в туннель! Свободное же от машин пространство образовывало огромную площадь – «Аванплощадь», и таким образом территория Выставки (ВДНХ – Экспоцентра) плавно бы переходила в Студенческий городок. Главной изюминкой кампуса должно было стать высотное 18-этажное здание ректората, которое своим «рваным» стилем перекликалось бы со шпилем Центрального павильона ВДНХ и зрительно эти два здания образовывали как бы ворота со стороны въезда в Киев по Одесской трассе.
Страница книги «Киев» (издание 1978 года, авторы Михаил Миронович Шулькевич и  Талида Даниловна Дмитренко): эскиз кампуса. Слева вдалеке мы видим Центральный павильон ВДНХ (бледный), затем – несуществующее здание ректората, и далее – таки выстроенные корпуса физфака и других факультетов

Мечты, проекты, планы! Из задуманного осуществилось очень мало – больше НЕ осуществилось. В первую очередь, нет у нас никакого туннеля и нет здания ректората – главных «фишек» проекта. А что же есть?
 В 1973 году был построен необычный Физический корпус с вынесенным бомбочкой-бочкой лекционным залом и «трамплином» над входом.
Физический корпус и «трамплин» над входом

В 1974 – введен в эксплуатацию Спортивный комплекс с бассейном. (Пока я училась, бассейн ещё работал, но позже в нём начался «вечный ремонт». Сам же спорткомплекс я посещала ещё очень долго – ходила на шейпинг уже после завершения учёбы.)
Спортивный комплекс

А затем появились три одинаковых «ритмично повторяющихся» здания – мои родненькие!
Сейчас их называют «яркий модернистский ансамбль». Или – «остросовременный стиль». Тогда же, практически сразу после строительства, для нас это новаторство было не совсем понятно. Смелые архитектурные идеи были оценены далеко не сразу. «Как после атомного взрыва», - говорили одни, «Хиросима-Нагасаки» - называли комплекс зданий другие. Действительно, корпуса выглядят необычно – перепад «низ»-«верх»-«низ», скошенные треугольники на крышах создают впечатление «взрыва».
Три моих корпуса

«Низ» - это трёхэтажная часть здания, в которой расположены большие лекционные залы и деканат, в высоком семиэтажном «разделе» находятся кабинеты кафедр и аудитории для практических занятий, в следующей снова «низкой» части корпуса – лабораторные кабинеты. По крайней мере, так был устроен мой «кубик» - кибернетический корпус.
В лекционной аудитории – к прослушиванию лекции готовы!

На практических занятиях по математическому анализу – 7 марта 1991 года! Мальчики нам уже вручили по традиционному цветку. Я почему-то с обиженным видом вторая справа

В высотной части здания, на 6-м этаже – на кафедре Общей информатики (основана в 1990 году последней из кафедр, в 1998-м её переименовали в Информационных систем) после защиты диплома с руководителем кафедры Поповым Юрием Дмитриевичем. Глядя на фотографию, многие спрашивают: «Вы что, ничего не ели, только пили?». Нет, еды как раз было очень много, и, нарезая бутерброды, я бурчала «да кто всё это съест…». Съели! Едва ли не с тарелками!Я – в блузе ядовито-бирюзово-зелёного цвета с модной тогда стрижкой "поп-каре".

Главные входы всех трёх корпусов фасадами выходят на «Внутриуниверситетскую площадь» и их верхние ярусы (за ними как раз расположены лекционные залы) украшены барельефами, «олицетворяющими направленность изучаемой науки». Не знаю, не знаю на счёт «олицетворения», мне всегда было сложно соединить в единую картинку эти высеченные гигантские фигуры. Возможно, восприятие было бы лучше, если знать заранее названия монументальных работ – а ведь каждая сторона каждого корпуса имеет своё «имя». Так один из рельефов на радиофизическом (первом) корпусе называется «Покорение пространства», и в нём использованы цитаты из стихотворений Тараса Шевченко и Павла Тычины. Ещё один – «Познание микромира». К сожалению, найти все названия я не смогла.
 
Радиофизический факультет и его барельефы

Авторы этих огромных произведений - художник-монументалист, живописец и график Виктор Фёдорович Григоров, М.Машко (про него не нашла вообще никакой информации, возможно, фамилия не совсем верна), художник монументально-декоративного искусства Владимир Михайлович Прядка, и художник-монументалист Анатолий Васильевич Гайдамака (автор оформления многих музеев, в том числе и Мемориального комплекса «Музей Великой Отечественной войны»). По годам работы художников можно судить в целом о годах завершения строительства трёх моих корпусов – поэтапно с 1975-го по 84-й годы.
 
Мой родной Факультет кибернетики, нынешнее правильное его название - Факультет компьютерных наук и кибернетики. Почему-то арка-атриум, ведущая к нему не голубая, как у других факультетов, а какая-то грязно-серо-коричневая

 Барельефы Факультета кибернетики


 
Механико-математический факультет

Барельефы 

Вход в корпус Факультета кибернетики сейчас украшают две мемориальные доски. Первая была установлена в 2003 году, и, конечно же, она посвящена памяти основоположника науки кибернетики, создателю первого в СССР компьютера Глушкова Виктора Михайловича. Автор работы скульптор Александр Павлович Скобликов – создатель многих памятников, а также Арки дружбы народов.
Бронзовая памятная доска, посвящённая Глушкову В.М.

Вторая доска была открыта 7 сентября 2012 года и посвящена Ляшко Ивану Ивановичу – вместе с Глушковым он создавал факультет кибернетики и стал первым его деканом. Написал множество трудов – математический анализ нам читали по его книгам. Авторы барельефа - молодые скульпторы Олесь Сидорук и Борис Крылов. Когда-нибудь я расскажу о своей прогулке к ещё одному киевскому учебному заведению – Межрегиональной Академии управления персоналом (МАУП) - в парке этого ВУЗа Сидорук с Крыловым создали целый скульптурный сквер.
Ляшко Иван Иванович (почему-то этот портрет мне напоминает Папу Римского Иоанна Павла II)

 А это один из наших преподавателей кандидат физико-математических наук, доцент Шевченко Владимир Петрович, в будущем – проректор университета. Преподавал несколько необычно, например, на одной из лекций совершенно неожиданно обратился к моему одногруппнику: «Кирилл, а Вы знаете, что такое секс?». Думаю, не стоит подобным образом провоцировать вечно озабоченных студентов! Но Кирилл был на высоте: «Да, знаю! «Секс» в переводе с английского означает «пол»!» (при этом он изучал французский язык). А фотографией, собственно, я иллюстрирую, что в те времена досок памяти ещё не было! (Фото июня 1995 года)

Интересной деталью существующего университетского комплекса являются воздушные переходы, соединяющие надземными коридорами все факультеты – когда-то все двери были «на распашку», и одно время мы действительно могли свободно перемещаться между факультетами. Но уже на более старших курсах переходы оказались закрытыми на замок.
В комплексе планировался и подземный переход, но он попал в категорию «несозданное». По проекту под землёй можно было бы дойти до биологического корпуса. Сам биологический корпус - последнее, что было осуществлено из всего грандиозного плана, был построен в 1985-1989 годах. Причём половина его ещё долгое время стояла заброшенной, и только в 2005 году внутренние работы завершились и в эту часть здания переселился географический факультет (ранее он ютился вместе с геологами).
Биолого-географический корпус

Вход в Географический факультет

Вот в таком виде мы и имеем то, что планировалось быть гораздо бОльшим. Планировалось всё это в 70-х годах, когда в архитектурную моду вошёл размах, пространство, большие свободные (без зелени) пространства, простота стиля, стекло, бетон – одним словом, советское строительство.

А теперь я хочу вернуться к своей недавней прогулке. Вы обратили внимание, что на эскизе к корпусам не изображены деревья вообще? Люди есть, а деревьев нет! И они действительно не планировались и не насаждались. Площадь перед корпусами представляла собой действительно голую площадь. Так оно было, так и осталось в моей памяти. Поэтому, разговаривая однажды о территории перед корпусами с одной знакомой, мы с ней совершенно не поняли друг друга. Она произнесла фразу что-то типа «прохожу через университетский парк….» и собралась было продолжить рассказ дальше, но я её прервала: «Стоп! Какой «университетский парк»? Там же голое бетонно-плитное поле!». В свою очередь удивилась она: «Как это? Ведь там - настоящий розарий!». Мы молча уставились друг на друга - не о разных ли университетах мы говорим?
Фото из интернета: на фотографии видны три моих корпуса, и перед ними – просто площадь!

На следующий же день я решила расставить все точки над «i» - потащила эту самую знакомую на место спора, дабы лично в лицо ей фыркнуть «и это ты называешь парком?».
В итоге мне пришлось свои слова взять назад - место я практически не узнала! Как же стало здесь красиво – ведь появился парк, действительно университетский ПАРК! Вырос он практически на пустом месте. Когда-то перед корпусами располагались бассейны - совершенно точно я их видела во всём великолепии, но после моего поступления они уже водой ни разу не наполнялись.
Фото из интернета: бассейны ещё с водой – такими их можно было застать только вначале существования

После нескольких лет простоя вся гидравлическая система «фонтанов» вышла из строя, и починить её было бы дороже, чем смонтировать новый бассейн. Вид «облупившихся» старых потрескавшихся бетонных корыт был очень неприятен и неопрятен, поэтому считаю правильным и оригинальным решением превращение бывших бассейнов… в клумбы! И не просто клумбы, а клумбы с деревьями! Получилась густая стена зелени, которая даёт тень, прохладу и свежесть, да и просто приятна глазу. Цветочных клумб здесь так же в избытке, и, действительно, много «розовых». По видимому, в тот же период были установлены навесы над мостиками.
Наша группа после защиты диплома – можно видеть, как было пустынно перед корпусами (мы у бассейна, вид на Спортивный корпус)

Фотография из интернета, сделана приблизительно в 2010 году – деревья только высажены
 
День сегодняшний! 
 




 Сейчас!

Между «троллейбусным» проспектом Глушкова и Физическим корпусом так же подросли деревья, а к центральному входу в Географический факультет ведёт небольшая Аллея сакур. Словом – красота!
Вид на зелёную зону с проспекта Глушкова – когда-то она была весьма реденькой!

Есть в парке и памятник – установленная в 1994 году бронзовая скульптурная группа «Путь познания»: четыре трехметровых дядьки пытаются поднять огромный куб. Куб олицетворяет собой Знания – на его сторонах начертаны страшные формулы, а также финальные строки из стихотворения Тараса Шевченко «І Архімед, і Галілей» - «А буде син, і буде мати, І будуть люде на Землі». На ещё одной из сторон – также последние строки из стихотворения «Лебеді материнства», написанного в 1962 году Василием Симоненко: «Можна все на світі вибрати, сину, Вибрати не можна тільки Батьківщину». Сами же дядьки символизируют этапы развития украинской науки и одеты в одежды соответствующих эпох: дореволюционной, довоенной, периода Великой Отечественной войны и, наконец, периода современности.
Авторами памятника являются достаточно известные киевские скульпторы Николай Алексеевич Олейник и Евгений Прокопов, архитектор - Н.Кислый. Тем не менее, я бы не назвала памятник шедевром – смущают фигуры, со всех сторон стоящие к зрителю спиной, куб со знаниями кажется неподъёмным. Шутками памятник начал обрастать сразу же: «Кажется, на нём чего-то не хватает – наверное, туда надо поставить самого скульптора!», - интеллигентно шутили преподаватели. Студенты же и вовсе окрестили композицию «Четыре декана и ящик с водкой». Люди несведущие называют его «Гранит науки» или «Памятник несущим знания».
Памятник. Называйте его, как больше по душе Вам!


Макет Студенческого городка

Вот теперь я точно перечислила всё, что получилось из задуманного масштабного проекта. Давайте ещё раз посмотрим на эскиз. Видите, вдалеке за моими корпусами просматриваются необычные здания-треугольники? Во времена моей молодости в том месте располагался яблоневый сад, и через него мы ходили в студенческий магазин. На месте этого сада и запланированы были необычные корпуса университета. Вряд ли кому-нибудь в голову пришло бы сейчас продолжить возведение корпусов для университета, НО! Теперь уже этой возможности нет даже теоретически – на месте сада, на земле университета ВМЕСТО университета вырос жилой комплекс «Сонячна брама». Комплекс очень красивый, возможно, удобный для проживания и - своим существованием подтверждающий истину Нового времени: сейчас ценятся только деньги!  
Левее, в районе физико-математического лицея, земли университета также распроданы. Но им повезло меньше - дома жилого комплекса «Эврика» не достроены до сих пор, «припадают пылью» уже более десяти лет и постепенно разрушаются.



«Сонячна брама» - элитное жильё для финансово-состоятельных граждан

Но не будем о грустном! Жизнь продолжается – и это прекрасно! И лично я немного завидую нынешней молодёжи – какие возможности для учёбы и студенческой жизни! Один интернет чего стоит! А мобильный телефон! Да с камерой! Мы даже подумать не могли, что это будет так быстро! А в 90-х годах у меня одной на всю группу был старенький фотоаппарат «Киев», пару раз я его приносила «на праздники», и на память от пяти лет учёбы у меня остались парочка чёрно-белых фотографий – даже фотиков-«мыльниц» тогда ещё не было. Первые цветные кадры мы сняли в День защиты диплома – 13 июня 1995 года. Что интересно – Сашка тоже защищался именно в этот день, только в Чернигове!

В заключение рассказа мне вспомнился всё тот же зачёт по философии, когда мы несколько дней маялись в очереди. Преподаватель – кандидат философских наук, доцент Пипич Анатолий Иванович. Моё многодневное хождение к нему было вознаграждено – я получила «четыре», а билет вытянула, как сейчас помню, про мировоззрения Иммануила Канта.
Как только сдали сессию, мы начали преподавателю интеллигентно мстить. В те времена не существовало модных нынче гаджетов и девайсов типа айфонов, и, если было лень слушать пару, мы играли во всегда доступные с помощью листика бумаги и ручки игры: «Быка и корову», пресловутые «Крестики-нолики» или «Морской бой». А ещё в «Слова» - суть этой игры заключается в дописывании к уже существующему центровому слову букв по одной так, чтобы образовывались новые слова. Первое же вписанное в сетку слово выбирали разным – от «дурака» до «космоса». А после той грандиозной сдачи зачёта мы начали играть в… «Пипича» - то есть вписывали фамилию Анатолия Ивановича в бланк-квадрат игры, и уже его пытались раскрутить на дополнительные слова. Как-то раз нашу компанию даже выгнали с лекции за это – всё тот же Пипич. Дело было в лекционном зале – сижу я, задумавшись, какое же слово можно изобрести, вариантов практически нет. Уже дописали с Лесей по очереди «Ш» (шип), «К» (шик), «Р» (пир) – все слова слишком маленькие, три буквы, так не выиграешь. Тут сверху свесился Женя, и ШЁПОТОМ закричал: «Вижу слово из пяти букв!». Мы с Лесей занервничали – где? А он вообще выдал: «А-а-а! Нашёл слово из восьми букв!». Тут наш Пипич и взбесился: «Вон из аудитории!!!». Попытались его уговорить: «Да пять минут до конца лекции осталось, мы тихонько посидим!». «Нет! Я сказал Вон! Не буду продолжать лекцию, пока не выйдете!», - и замер в театральной позе, указывая пальцем на дверь. Со всего курса (около 120 человек) на лекцию пришло человек 10-15 – ценил бы нас! Собрали свои вещи и попытались было покинуть зал. Нужно сказать, что в большую лекционную аудиторию ведут две симметрично расположенных двери, одну из которых с недавнего времени почему-то заперли на ключ. И Пипич пальцем нам тыкает именно в дверь закрытую! «Туда!», - вопит и едва ли уже ногами не топает. Подёргали за ручку, развели руками, перешло к точно открытой двери и под звенящий с лекции звонок покинули, наконец, аудиторию.
После этого случая думали, что следующий зачёт не сдадим вообще. Но – сдали, и даже без проблем.
Вот как странно и избирательно устроена человеческая память! Я не помню названия своего дипломного проекта, а Канта помню! Я не помню фамилию-имя-отчество руководителя дипломного проекта, а Пипича помню! И меня до сих пор мучает вопрос – какое слово тогда придумал Женька?

Время учёбы пролетело мгновенно, а из всей защиты диплома больше всего мне запомнилась эпопея… как я добиралась к своему руководителю первый раз. Когда закончились лекции, на кафедре он появляться перестал, подрабатывал на некой фирмочке, расположенной в центре города. Найти его (руководителя) предлагалось, ориентируясь на памятник Богдана Хмельницкого – двигаться в направлении, заданном хвостом (!) коня. Ориентир достаточно странный, при том, что у хвоста зданий не оказалось! Решила, что перепутала и принялась тыкаться в дома, расположенные у морды. Не тут-то было! Присмотрелась к булаве – прогулялась и к этим строениям. Словом, бегала по площади, высунув язык от жары, около часа, пока не нашла ещё существующий и ещё работающий телефон-автомат и не перезвонила руководителю. Идти нужно было таки по хвосту, только очень, очень далеко – пройти аж через сквер!
Когда после этого похода вернулась на работу (практически весь курс уже подрабатывал), уставшая и измочаленная, залпом выпила ЧАШКУ… шампанского – как раз кто-то принёс за начисление отпускных. При том, что спиртного не употребляю вообще (на меня всегда косились, как на чрезмерную «язвенницу»). После этого сотрудники посмотрели на меня уважительно, молча, и каким-то другим взглядом…

А сегодня мне таки хочется поднять ФУЖЕР шампанского и выпить глоточек за всех студентов! Пожелать всем учёбы на «отлично», лояльных и умных преподавателей, которые могут донести и передать ЗНАНИЯ! Чтобы эти знания пригодились на всю жизнь и давали возможность заработать на «Сонячну браму»! А ещё - весёлой и беззаботной студенческой жизни! Наслаждайтесь молодостью! И всем - ПРАВИЛЬНОГО выбора будущей профессии! Потому что лично у меня есть подозрение, что нужно было выбирать ФИЛОСОФСКИЙ факультет…